Летом видел в Краснодарском Одном театре «Сучилищу», сейчас — на «АртМиграции» «Это все она» Каменск-Уральского театра.
Очень позитивное ощущение от того, как живут эти два текста драматурга Андрея Иванова, обогащаясь множественными интерпретациями. Эти две пьесы — из рекордсменов по числу постановок в России, и я смотрю на них уже даже не в третий раз. И смотрю уже как на проверенную временем классику. Они порождают очень разные и зрелые постановки. Густые, точные, психологически достоверные, глубокие образы, полные обертонов и резких поворотов, их объем расширяется от количества трактовок, появляется шлейф интерпретаций прошлого и растущий смысл. Мне кажется, что эти пьесы — какая-то очень важная веха драматургии 2010-х, то, что описывает героя сегодняшнего дня, структуру сознания человека 2010-х.
В них Андрей Иванов, находясь в канонических сюжетах, в жанровых герметичных законах (отцы и дети, дворянин и пастушка), всякий раз обманывает наши стереотипные ожидания, пробуксовывает мимо стереотипного их развития. Жестокость юности оказывается тождественна самоутверждению матери на костях ребенка в «Это все она», а любовь оказывается выше здравого смысла и чувства самосохранения в «Сучилище»: все равно, кто транслирует тебе ходячие истины, — последняя сволочь или гуру-златоуст, все равно сохраняется надежда на то, что кто-то реализует высокие смыслы из твоих механических лекций «о Сопокле», в которые ты уже не веришь. И любовь прорастает сквозь жестокость, бессмысленность, зло эмоциальной неодаренности и жутчайшее социальное неравенство.

(с) Страница Facebook Павла Руднева