«Человек, который удивил всех» — прекрасное, самобытное кино, чистое, как выплавленный из руды звенящий металл. Я шел на этот фильм, памятуя о неких подобных отголосках, которые витали в белорусской информационной сфере (Что-то вроде этого: https://nn.by/?c=ar&i=142015&lang=ru), и ожидал тяжелого социального кино об остракизме гадкого утенка. (Точнее селезня Жамбы, как выяснилось.) А попал на пронизанную хтоническим мистицизмом реалистическую драму, которая, по сути, воспроизводит универсальный миф о победе героя над смертью. Чему я очень обрадовался.

Трансвестизм героя тут не выводится, как личная трагедия инаковости. Перевоплощение в женщину для Егора — персонажа Евгений Цыганов – это древний, мощный ритуал, последнее средство перед лицом неминуемой смерти. И даже конфликт с односельчанами не смотрится как однозначно гомофобный: люди из профанной сферы сталкиваются с чем-то потусторонним, пугающим, разрушающим их мировоззрение. На что они выдают соответственную реакцию. И немудрено, ведь герой обращается к магической практике всех жрецов и шаманов мира – стирает грань между полами. Это важная деталь для служителей культов всего мира – даже христианские сутаны и рясы призваны нивелировать половую принадлежность служителей божества.

Шагая за эту грань, и принимая на себя обет молчания, герой разрушает привычный мир окружающих, а сам вступает в некое сакральное зыбкое пространство собственного эпоса, в котором, проходя через все пункты мифа, включая изгнание из общины, символическую гибель и символическое возрождение, вступает в схватку с самой Смертью, настоящей и непреложной. Это не камлания под записанные на кассету удары сибирского бубна, это настоящая магия, как бы говорит на фильм.

Трогательная и тонкая семейная линия, структурно цикличная и цельная в начале, также распадается и расслаивается после преображения героя, показывая неожиданные стороны домочадцев Егора. Теплота и холодность, принятие отчуждение меняются местами, перемешиваются, создавая неоднозначные живые образы. Персонаж Натальи Кудряшовой преображается вслед за мужем, и в архетипической сцене в егерской сторожке, она, носящая вдобавок ребенка Егора, становится едва ли не воскресительницей умершего героя. Актерские работы очень хороши. Юрий Кузнецов, например, даже в рамках своей небольшой роли, создал цельный запоминающийся образ деревенского патриарха из уходящего общинно-семейного уклада. Евгений Цыганов с потусторонним лицом страстотерпца — выше всяческих похвал.

«Человек, который удивил всех» обращается к бессознательному зрителя. Поэзия универсальных символов видится тут повсюду. Это кино о мере сил, которые человек может приложить к собственному спасению. О выходе за грань осознаваемого, и о преображении, которое ждет человека, решившегося на такой выход. А еще это – очень светлое кино. Однозначно советую.